Библиотека » Статьи »

«ВЕЛИЧАЙШИЙ ДАР» – сериал Изабеллы и Даниила Воскресенских в рассылке. 6-ая серия. «Смертники»

 

 

Все события и персонажи вымышлены, а совпадения случайны.

 

 

 

— Ты кто?
— Твоя смерть.
— А почему в цветном платье с рюшечками?
— Нелепая.

 

 

***

 

 

…Дышит! Но растолкать не могу, он как веревка весь… Не реагирует.

Пульс не могу понять – то ли это его, то ли мой… Андрей! Сделай хоть что-нибудь!

Приезжай!!

 

 

– На бок поверни! Окна открой! И «скорую» вызывай! У него кома.

 

 

– А вот не буду я «скорую» вызывать – пусть сдохнет!..

 

 

Вызывай!.. Я тебе сейчас объясню, что будет, если ты не вызовешь «скорую».

Он умрет, а тебя привлекут, за неоказание помощи… Ты себе нажила так много

«доброжелателей», что найдутся свидетели не в твою пользу. Зная, что у вас

достаточно денег, найдутся и те, кто с радостью захочет тебя «раздеть».

В тюрьму не сядешь, но бабки потеряешь, и много. Поэтому не делай глупостей,

а вызови «Скорую Помощь».

 

 

С рационалами следует разговаривать рационально.

 

 

 

Через час, когда Софья и Андрей как раз зашли в ресторан,

Анна позвонила и рассказала, что Алексей лежит в реанимации,

в коме. Андрей отключил телефон, все что мог – он сделал.

 

 

 

Сонечка! Ты представить себе не можешь, как я тебе благодарен!

За твой великий дар принятия и понимания, дар общения. – Андрей

галантно подвинул кресло для жены, – Как тебе удаётся сохранять здравомыслие?

 

 

– Андрюш, ты преувеличиваешь,ты просто устал. Вернемся из ресторана,

я тебе хвойную ванну с солью сделаю… Здравомыслие… Да, нет, и я тоже

иногда теряю равновесие, я же человек…Ты помнишь, как я истерила по молодости?

Какие скандалы у нас были? :)

 

 

Ну, когда это было!.. Да и я был дурак, я тогда очень многого не знал

и не понимал, особенно в женщинах. Когда сам учишься – все с опытом

приходит, через ошибки. А если бы кто-нибудь научил, дошло бы быстрее :)

 

 

Я иногда задумываюсь, что может меня вывести из себя? И понимаю,

что очень многое… И знаешь, мне становится очень страшно, что из-за какой-то

ерунды, всю жизнь можно спустить в унитаз. У тебя нагрузка сумасшедшая,

а я – врач на пенсии, и беру теперь только тех пациентов, которые мне симпатичны

и интересны. Это огромная привилегия, которой у тебя нет. Поэтому мне намного

легче, чем тебе. – Соня улыбнулась и взялась за меню. – У них тут потрясающие

пирожные, особенно вот это… А ты что возьмешь?

 

 

— Я возьму медальоны из говядины. Очень хочу мяса! У меня завтра смертники…

 

– Онкобольные?

 

– Да.

 

– О! Тем более тебе сегодня нужна хвойная ванна.

 

 

 

На следующее утро Андрей сосредоточенно-расслабленный пришел в офис,

обдумывая тактику работы с клиентами. В приемной сидела заплаканная

секретарша Галина Ивановна.

 

 

 

– Что стряслось? – спросил Андрей Сергеевич.

 

 

Я… я… – всхлипывала секретарша, – я вчера Сашку встречала на вокзале,

она возвращалась с гастролей из Мурманска, я к поезду не успела,

а она прям с поезда на стоянку, меня увидела и побежала, а там машина задом сдавала…

 

 

Жива?! – почти крикнул Андрей.

 

 

Да, да! – закивала женщина, – уже все хорошо, перелом руки открытый, ссадины,

сотрясение мозга. Операцию сделали успешно… Только, Андрей Сергеевич, я все время

слышу истошный Сашкин крик и перед глазами лужа крови на асфальте разливается – ничего

делать не могу… Если бы я успела к поезду…

 

 

 

Посмотрите на меня, – тихо сказал психотерапевт, подвигая

к Галине Ивановне второй стул, мягко коснулся ее левого плеча.

Все страшное в прошлом, Саша поправится, все же обошлось…

И этот крик и эта лужа крови, – он снова дотронулся до плеча

женщины – тоже в прошлом. Вот на этом стуле вам будет удобнее, пересядьте!

 

 

 

Глаза женщины остановились в одной точке перед собой, она перестала

всхлипывать и послушно пересела на другой стул.

 

 

Посмотрите, Галина Ивановна! Вы сейчас здесь, в офисе.

Саша в безопасности, спит после операции. – Терапевт дотронулся

до другого плеча, своей секретарши, – скоро зима, Новый Год, праздник,

вы его встретите вместе, всей семьей. Вы наряжаете ёлку? – Галина Ивановна кивнула,

а Андрей погладил ее по правой руке.

 

 

Посмотрите на тот стул – там осталось все, то страшное,

– продолжил Андрей Сергеевич, и снова мягко надавил на левое плечо.

 

 

А здесь, на этом стуле, вы здесь и сейчас, тут безопасно и

УЖЕ ВСЕ ХОРОШО, с Сашей тоже УЖЕ ВСЕ ХОРОШО

– Андрей мягко надавил на правое плечо и погладил секретаршу

по правой руке, – Скоро праздник! Новый Год!

 

 

 

Психотерапевт нажал на оба плеча Галины Ивановны и повторил:

 

 

Вот и замечательно, все прошло… впереди нас ждет самый

веселый семейный праздник. Вы любите праздники? Галина Ивановна?

Как самочувствие? – Врач снова погладил женщину по правой руке.

 

 

Люблю! – на лице женщины появилась улыбка, – Вот ей Богу не пойму,

Андрей Сергеевич, как Вы это делаете? У меня новогодняя елка перед глазами.

 

 

– Дело техники, ничего особенного. Вы, Галина Ивановна, идите домой, я сегодня сам справлюсь.

 

 

– Нет, нет! Я в полном порядке, а к Саше все равно только с шести пускают.

 

 

Ну, тогда стульчик вот на тот поменяйте, посидите пока на том, на котором

ВСЕ ХОРОШО – Андрей заговорщицки подмигнул.

В это время в приемную молодой человек вкатил кресло каталку, с неровно

сидящей в нем женщиной.

 

 

– У нас назначено… Мама сама передвигаться уже не может…

 

 

Да, конечно. Я вас жду. Галина Ивановна, попейте тут с молодым человеком

чай или кофе, пусть подождет здесь, а я сам справлюсь.

 

И Андрей Сергеевич повез больную в свой кабинет…

 

 

– Эллина Анатольевна, 46 лет, опухоль мозжечка… Когда перестали ходить,

Эллина Анатольевна?

 

 

Женщина попыталась сесть прямо.

 

 

– Месяц уже. Сначала еще по стенке передвигалась, а теперь совсем не получается – мотает.

 

 

– Почему не ложитесь на операцию?

 

 

Очереди жду… Знаете, как у нас… Знакомств нет, денег нет, а квоты от минздрава

пока дождешься… Они мне химию предлагали, я отказалась: и так все время тошнит,

да и не хочется по мозгам химией долбать – боюсь.

 

 

– Понятно. Мы с вами, вот, что сделаем, отправимся в путешествие,

мысленное… Вы в лесу гулять любите?

 

 

Да! Очень… Любила. Мы с Родителями часто в походы ходили,

когда я маленькая еще была… А теперь, какой лес! – Эллина горько усмехнулась.

 

 

Если в лес нельзя попасть реально, то можно вообразить, что вы в лесу,

вы молоды и здоровы, хотя бы в воображении. Это очень полезное упражнение.

Позвольте себе им воспользоваться. Чудес не обещаю, но легче станет.

Уйдет тошнота и головокружение, которое мешает ходить. А когда я сосчитаю

от одного до трех, вы вернетесь из путешествия в гораздо лучшем состоянии,

чем сейчас. Договорились?

 

 

 

Женщина кивнула.

 

 

Будет лучше, если вы закроете глаза… Но, если вам удобнее с отрытыми

глазами, то пусть будет так. Вот, вы сейчас в моем кабинете, вам удобно,

посмотрите какой здесь мягкий и бесшумный палас. А на потолке сколько лампочек?…

…Вспомните себя в лесу… летом… Где вы сейчас?..

 

 

Андрей говорил с особой интонацией, размеренно и медленно.

 

 

 

***

 

 

Психотерапевт пятнадцать минут «водил» пациентку по воображаемому лесу,

по которому она легко, пританцовывая, «ШЛА», дыша летним теплым хвойным воздухом.

И, в конце концов, «привел ее к избушке».

Избушка оказалась пыльная и заброшенная, окна треснутые, кругом мусор…

«Поднялись» на чердак, и там среди всякого хлама нашли старые письма,

перевязанные розовой ленточкой…

 

 

Из-под закрытых век Эллины Анатольевны полились слезы.

 

 

Что за письма?– спросил Андрей Сергеевич.

 

 

Это от Вити… Я любила его… Он меня бросил двадцать лет назад…

Уехал, женился на профессорской дочке… Я ждала, всю жизнь ждала,

и сейчас жду. Понимаю, что никогда не дождусь, а жду. Я перечитываю

эти письма, в этих письмах он пишет о своей любви ко мне…

 

 

А что еще вы видите на чердаке?– спросил врач.

 

 

Там какая-то слизь упругая и серо-коричневая, она пытается заполнить

все пространство, стекает по лестнице, давит на крышу… Ой! Она воняет, гарью,

от нее тошнит, это от нее меня все время тошнит! – Клиентка сделала судорожные

рвотные движения…

 

 

 

***

 

 

…- Один, Два, ТРИ! Глаза открыты!– Скомандовал Андрей Сергеевич.

 

Женщина открыла глаза, – Смотрим сюда! – Андрей включил неврологический

фонарик и поводил перед глазами пациентки, та успокоилась.

 

 

– А что, письма от Вити реально существуют? – Спросил он.

 

– Да.

 

– Где вы их храните?

 

Я храню их на антресоли, в потайной стенке, о которой знаю только я…

 

 

Боже мой! – Осенило Андрея, – Чердак, антресоль – опухоль в голове.

Если, по законам символодрамы, дом – это проекция человека, то чердак и

антресоль – это символ головы! Вам немедленно следует сжечь эти письма!

Если, конечно, хотите жить. Если вы этого не сделаете, то следующий этап

не просто невозможность ходить (лестница), а сумасшествие – «опухоль давит

на крышу». Когда сожжете?

 

 

– Сейчас! Вот приеду домой, попрошу сына помочь и сожгу!

– Прошептала потрясенная женщина.

 

 

– Завтра снова ко мне. Сможете?

 

– Да.

 

 

 

Когда сын увозил Эллину Анатольевну, та сидела в кресле удивительно прямо.

 

 

 

В кабинет ворвалась Маша, одетая в модное пальто на меху:

 

 

– Что с Алексеем?!.. Он не отвечает на мои звонки!

 

 

– Он в реанимации. В коме. «Скорую» вызывала Анна.

 

 

– Это ты сделал так, что она вернулась! – Истерично воскликнула Мария.

 

 

– Да, я. У меня к тебе вопрос: почему, когда Аня вернулась, она застала Лёшу одного, без сознания?

 

 

– Я не могу сутками пасти здорового мужика и караулить, чтобы он не пил!

У меня свои дела есть, и дети, между прочим! – Насупилась женщина.

 

 

– Ну, да, дети у тебя – между прочим, это я понял, особенно, когда узнал, что ты их хочешь

устроить в интернат. И гнева Анькиного ты боишься – это тоже понятно.

Ты мне втереть пыталась, что Лёшу любишь… Если бы Аня вовремя не вернулась – он бы уже умер.

А благодаря ей, он в реанимации и еще жив. А ты сейчас можешь со спокойной

совестью вернуться к детям и делам. Повлиять на ситуацию не в твоих силах.

Будем ждать, когда он выйдет из комы. И ты без записи, а там ждет клиент, тяжелый.

 

 

 

– Ты не веришь, что я его люблю?!

 

 

– Нет, не верю. Любящие люди ведут себя иначе. Любящие матери ведут себя иначе.

Любящие подруги ведут себя иначе. Разве ты ведешь себя как любящий человек?

 

 

– Ты осуждаешь меня!!! Никто не может меня судить! Мне только Бог судья!

– в голосе Маши послышалось сдерживаемое рыдание.

 

 

 

– Вовсе нет! Я только констатирую факт. Ты выбрала свой стиль поведения,

и теперь будешь пожинать плоды этого выбора. И мне тебя искренне жаль.

А что касается Бога… То в библии сказано: «не пожелай ближнего своего ни вола,

ни раба, ни жены его». В современном контексте, уводить у ближайшей подруги мужа,

не поощряется общественной моралью. Но ты не одна ответственна за произошедшее…

Осуждать? Я – не моралист и не судья, я – психотерапевт, и ты даже не моя клиентка,

а клиент по записи ждет в приемной.

 

 

 

– Я думала, ты мне друг! А ты..!

 

 

Нет, ты думала, что я твой отец… И мать заодно. И буду вечно вытирать тебе сопли,

я и по возрасту подхожу. И ведешь ты себя, как обиженная девочка, прибежавшая

к папе на работу, в очередной раз пожаловаться на несправедливость мира…

Я понимаю – ты без отца росла. Но я на роль твоего родителя не подписывался.

Тебе уже за сорок! У многих родители умирают к этому возрасту. Тебе пора

перестать искать маму и папу, вспомнить, что ты сама мать. И если не повзрослеешь

прямо сейчас, то тебя может ждать большая беда. А то, что произошло – то произошло.

Теперь надо думать, как свести потери к минимуму.

 

 

– Ты мне сообщишь, если что узнаешь?

 

 

– Сообщу.

 

 

Она ушла…

 

В кабинет вошел мужчина тридцати шести лет, волосы редкие, кожа сухая, бледная.

У него рак кишечника. Его готовят к операции. Продолжается обычный рабочий день…

 

 

Продолжение следует в следующей серии…

 

 

Изабелла и Даниил Воскресенские
direct@navyki-pokoleniy.ru

 

 

ПС. О том, что трансовые, медитативные состояния обладают огромным целительным

потенциалом, человечество знало издревле. Все эти медитации и психоделики появились

в практиках: религиозных, шаманских, эзотерических – неспроста. За последнее столетие,

благодаря научному развитию физики, нейрофизиологии и психологии, психотехнологии

сделали мощный прорыв, сделав доступ к особым состояниям сознания, более управляемым

и безопасным. Гипноз – мощная целительная сила, в хороших руках, разумеется.

 

 

На весенней ярмарке проекта ОДО мы приготовили для вас два мощных новых продукта:

цикл «Гипноз для ленивых» из пяти аудиозаписей, и вход в новый тренинг «Экологичное Общение»,

который пройдет в прямой трансляции, в апреле.

 

 

ВЕСЕННЯЯ ЯРМАРКА ЗДЕСЬ: ЯРМАРКА

 

 

Помните о том, что ярмарочные цены всегда ниже, чем в обычные дни.

 

А ярмарки не вечны, и эта, весенняя ярмарка, закончится 8 марта, а тренинг по общению,

которого вы так ждали и который просили, стартует 6 апреля 2020 года, то есть через месяц

после окончания ярмарки. Спешите оплатить вход пока он по низкой цене, зарегистрироваться

и попасть в закрытую группу.

 

 

 

На ярмарке вы найдете и другие полезные продукты по низким ценам.

Выбирайте, что вам ближе. Не упускайте свою выгоду!

 

 

ППС. Вся наша жизнь практически состоит из общения.

Ошибки общения могут быть фатальными. Некоторые реальные случаи будем

разбирать на тренинге «Экологичное общение» в апреле – мае в прямой трансляции.

 

 

ВЕСЕННЯЯ ЯРМАРКА ЗДЕСЬ: ЯРМАРКА

 


   
Нажмите сюда, чтобы поделиться этим выпуском в соц. сетях →

Не успеваете за новыми выпусками?

Заполните форму ниже, что бы подписаться на рассылку и получать свежие выпуски прямо на почту!