Библиотека » Статьи »

«ЛЮДИ В БОЛЬНИЦЕ». Выпуск второй. От судьбы не уйдешь.

 

Спасибо всем, кто откликнулся и за ваши теплые пожелания! Я уже в порядке, на прошлой неделе ходила в байдарочный поход по карельской реке, который организовали мои дети. Хочу, чтобы вы поняли: я пишу не о себе, мои приключения – это только частная иллюстрация к происходящему в наших больницах с очень многими.

 

Почти все молчат, даже если не молчат, то глас пациента воспринимается медицинской общественностью, как голос сумасшедшего. Так проще, сумасшедшим веры нет – они все врут, а если смеют жаловаться, то у них сутяжный синдром, или можно любой другой психиатрический диагноз приклеить. Непрофессионала легко ошельмовать, а со мной этот номер так просто не пройдет. Поэтому и решилась на эти выпуски.

 

– Как ты себя чувствуешь? – спросила подруга уже в машине.
– Как приговоренная! У меня шок – очень сильно сохнет во рту. Я бежала от этого ножа столько лет! Это несправедливо! Неужели на долю одного человека недостаточно? Да, да! Я знаю, бывает намного хуже… Но это МОЁ тело, моя боль и это мой ужас! И я не хочу, не хочу туда снова.
– Поверь, теперь все будет по-другому. Времена изменились, и ты будешь не в П. а в Москве, все-таки здесь цивилизация. Слышала, что она сказала? К нему из Европы ездят, он правительственных баб лечит. Так что все твоё тебе сохранят, лишнее только уберут. Сама же сказала, что тебя кошмары замучили. Это тебе твоё бессознательное пытается сигнал дать – нужно убрать эту чёртову опухоль!

 

Меня правда последний год преследовали ночные кошмары: из-за нарастающей слабости в ногах (которая началась еще до ковида), мне снилось, что я сижу в инвалидной коляске. Причина мне была понятна и до диагностики… Медленно, но верно нарастали явления периферического пареза. Но как трудно признать такую страшную неизбежность оперативного вмешательства.

 

После визита к врачу я пребывала в шоковом состоянии около трех дней – в рот совершенно ничего не лезло. Вот кто-то на стрессе жует всё, что не приколочено, а у меня горле так сухо, что кроме воды я ничего проглотить не могу и не хочу.

 

Пару недель я собиралась с духом, чтобы набрать номер телефона хирурга. Эти пару недель я применяла все известные мне психотехнологии, чтобы «взять себя в руки». Наконец, почувствовав, что готова, я набрала номер, примерно представляя, что к пяти вечера плановые операции уж точно закончились. К моему удивлению, трубку сразу взяли:

 

– Здравствуйте! Я Врач из П. мне ваш номер дала… у меня…
– Хотите-то чего?
– Хочу остаться со всеми своими органами, хоть я знаю у гинекологов это не принято, сохранять матку в 56 лет.
– Хорошо, это можно организовать, пришлите описание УЗИ , а я вам пришлю список анализов для госпитализации. Операция будет 7 апреля. Поступление утром 7 апреля в 8 утра. Накануне не есть ничего после 11 утра и не пить после 10 часов вечера.
– Это точно? Я могу УЖЕ брать билет на поезд?
– Да.

 

После обмена информацией, он мне сказал, что сохранить матку возможно, хотя опухоль с очень неудобным доступом – совсем рядом нервное сплетение и крупные сосуды. Вот так! Коротко, ясно и по делу. Я сидела онемевшая… Как? Всё? Назад дороги нет?

 

Странно, никаких рекомендаций по подготовке к операции кроме к наркозу (не есть и не пить). Утром приедешь и сразу на стол? А мой анамнез, возраст, мой букет патологий? Теперь это что, в расчет не берется? А если берется, то кто это должен сделать? Ах, да! В списке всех необходимых анализов есть заключение терапевта – то есть по ходу, это она должна оценить мои риски, что надо и возможно – исправить, подготовить меня и дать заключение о возможности проведения оперативного вмешательства… Хм, ну… Я знакома со своим участковым терапевтом, ей абсолютно пофиг на ВСЁ.

 

С точки зрения рационализации и оптимизации медицинского обслуживания и койкооборота, это может и верно: раньше пациентов клали в больницу за пару недель до плановой операции – брали анализы, выясняли операционные риски, какие возможно устраняли терапией. Теперь зачем лежать две лишние недели, когда все это по идее можно сделать амбулаторно? Но вот где гарантия, что участковый терапевт у которого в арсенале только два диагноза (если быть честными) Гипертоническая Болезнь и ОРВИ (теперь еще и ковид), сможет реально провести надлежащую предоперационную подготовку пациента? Это, разумеется, риторический вопрос.

 

Почему-то осложненный анамнез (история жизни и болезни) пациента последнее время служит оправданием бездействия врача, вместо того, чтобы проявить особую настороженность и внимание.
Случись что, всегда наготове отмазка: «Ну, что вы хотите! Анамнез то осложненный!». И все! Никто ни за что не отвечает. Анамнез осложненный! Всё может быть. Мы тут ни причём. Ещё одна «примочка» из этой же серии – возраст пациента. Кто из вас, еще довольно молодых, не слышал эту фразу в отношении своих родителей, например, от врачей? Я впервые услышала это в свой адрес в тридцатишестилетнем возрасте! Короче – ты старик, лечению и медицинской помощи не подлежишь, грош цена твоей жизни! Еще чего – усилия тратить на борьбу за твою жизнь! Не заинтересован Минздрав в наших жизнях! Вы еще этого до сих пор не поняли?

 

Ладно фиг с ней! Мне от неё нужно только направление на анализы. Конечно, можно сдать анализы в платной лаборатории, но количество позиций такое, что явно тянет тысяч на сорок, а мне еще дорогу и услуги хирурга оплачивать (кто же меня из периферии в московскую клинику по ОМС бесплатно возьмет), мне понадобятся лекарства для подготовки к операции, которые мне бесплатно в поликлинике никто не назначит (хотя реально такая возможность дневного стационара у поликлиник есть), а еще надо оплатить услуги медсестры, которая будет приходить на дом ставить мне капельницы… Так что лучше я заплачу временем в очередях, а деньги сэкономлю. Единственно мазки на микрофлору пошла сдавать в частный центр платно (поберегла нервы). Есть цель – выполняй.

 

Остальное можно не описывать, большинство граждан нашей страны хорошо знакомы с дикими двухчасовыми очередями в регистратуру и на прием к врачу, в условиях пандемии (противоречие на противоречии!). Наконец, я в кабинете терапевта. Кратко объясняю ситуацию и прошу дать направление на анализы. Не дослушав меня до конца, она бросает:

 

– Это вам к гинекологу. Я не знаю какие нужны анализы…
– Мне не нужно заключение гинеколога! Мне нужно заключение терапевта. Вот список анализов. Я открываю на своем айфоне список, присланный хирургом. И протягиваю ей заключение узиста, в котором перечислены все мои патологии, даже думать не надо – бери, уже все готово и до тебя сделано. На заключение УЗИ врачиха даже не взглянула, но направление на анализы и ЭКГ выписала. На направлении в диагнозе написано: гипертоническая болезнь, подготовка к оперативному вмешательству. Я с трудом сдерживаю смех. У меня никогда не было гипертонической болезни.

 

Теперь мой врачебный совет невролога и реабилитолога всем, кому предстоит плановое оперативное вмешательство. Все-таки к операции подготовится надо, и хорошо, если у вас есть грамотный врач в зоне телесной досягаемости, которому вы доверяете. Который реально и заинтересованно вас подготовит: назначит необходимые препараты, диету, возможно, внутривенно капельную терапию, транквилизаторы. Ангиопротекторы и церебропротекторы (препараты защищающие сосуды и мозг) – не будут лишними никому, особенно пациентам после сорока лет, для пациентов с болезнями нервной системы, сердечно-сосудистой системы, больным диабетом, недавно перенесшим тяжелое заболевание – такая подготовка ОБЯЗАТЕЛЬНА!

 

Транквилизаторы… Блин! Теперь из-за реформ может выписать далеко не каждый врач. А человек будет мучится и варится в своих страхах и мыслях еще порой месяцами в ожидании операции. В этом случае могут очень хорошо помочь гипнотические техники. (Хотя бы те, которые есть у нас в ОДО, под названием “Гипноз для ленивых”). Иначе правда же, легко можно «крышей поехать». Не советую оставлять все на самотек и храбро оставаться со своими мыслями один на один, даже если вы себя считаете очень сильной личностью.

 

Беда в том, что у сильных личностей – сильные эмоции. Когда люди здоровы, они эти эмоции уравновешивают своим разумом, но в стрессовых ситуациях силы разума может быть недостаточно. Это слабые личности и шизофреники эмоциями обеднены – бедные эмоции один из признаков психической патологии, а не наоборот.

 

Это удивительно, но подавленные эмоции, внешняя беспристрастность и безэмоциональность, считаются признаком сильной личности, хотя именно эмоциональная тупость – это признак расстройств личности аутистического спектра и слабой личности с подавленной волей (“что воля, что неволя – всё равно”).

 

Не надо игнорировать свои эмоции, и тем боле боятся их проявления. Если вам предстоит операция или какая-либо болезненная медицинская процедура, да еще если у вас за плечами УЖЕ ЕСТЬ негативный опыт встречи с нашей медициной, бояться и переживать – это АБСОЛЮТНО АДЕКВАТНАЯ И ЕСТЕСТВЕННАЯ реакция любого НОРМАЛЬНОГО человека. Просто нужно с этим работать! Физически: валериана по схеме Зеленина в помощь: 2 таблетки утром, 3 днем и 5 на ночь – за две-три недели до операции каждый день. Психологически: с психотерапевтом/психологом, а также с помощью психотехник, медитаций, гипноз тоже подойдет.

 

Это большая беда, что сегодня вместо сочувствия и компетентной помощи «эскулапы-палачи» вам холодно бросают или дают понять, что вы – истерик, ипохондрик, социопат, психопат, эпилептик и тп психиатрические диагнозы.Это не у вас расстройства личности, это они проявляют признаки шизофрении! Игнорируя ваши состояния, какие бы они ни были.

 

Я сходила к стоматологу. Перед операцией это очень важно! Если вы знаете, что вам предстоит интубационный наркоз (подача наркотического вещества через трубку вставляемую в трахею); если не знаете – поинтересуйтесь! Лучше провериться заранее, чтобы ваши зубы или зубные протезы не пришлось потом вылавливать в дыхательных путях. Об этом сегодня почему-то никого не предупреждают. Но знать об этом надо. Гнилые зубы – источник вторичной инфекции, она вам нужна в операционном периоде? Так что поход к стоматологу при подготовке к операции обязателен.

 

Я «прокАпалась» вазо- церебро- и гепатопротекторами (мне необходимо было и печень защитить тоже) с помощью знакомой медсестры, на это ушло две недели ожидания. Приняла ноотропы, защищающие мозг во время наркоза, еще более тщательно отрегулировала уровень сахара крови, жестко соблюдая диету, назначенную моим врачом (полностью исключила рис, картофель, свинину и тп), оградила себя от любой входящей информации способной нарушить душевное равновесие. Правда, это было очень трудно! Ко всем неприятностям добавилось лишение банка, в котором мы обслуживались, лицензии, и наш электронный магазин перестал принимать платежи, крупная сумма денег зависла в банке… Ну, очень не кстати! Спасибо всем, кто не поддался панике и поддержал нас тогда в трудную минуту.

 

Я постелила соломку, казалось, везде, где только можно было. Оставалось ждать операции…

Помните, в фильме “В бой идут одни старики?”:

– Знаешь, что самое сложное в нашей работе? Ждать…

Продолжение в следующем выпуске.

 

ПС. Оптимизация в здравоохранении это самое здравоохранение и добила. Сегодня это очевидно для всех. Компетентных специалистов все меньше и меньше: с одной стороны, компетентные и нравственные из медицины бегут, с другой стороны остаются пофигисты вроде моей участковой, потому что по-другому (без пофигизма) в этой системе просто не выжить. Не может она за пять минут, отведенных на пациента, выслушать жалобы, выяснить анамнез, провести осмотр, предположить диагноз и назначить обследование и ЛЕЧЕНИЕ. Это одни обстоятельства.

 

К ним прибавляется частое профессиональное искажение (+ выгорание), когда врачи перестают видеть перед собой личность пациента, а видят только диагноз, как будто к ним не человек приходит, а камень в желчном пузыре, гипертония, сахарный диабет… Ведь на то, чтобы разглядеть личность время нужно, а у врача сегодня на четыре часа приема (остальное время должно тратиться на вызовы на дом) 60(!) пациентов, это 15 человек в час. По 4(!) минуты на каждого. Вы скажете – неправда! Талоны даются с перерывом в 15 минут. Ага! Только на одного с талоном «по времени» еще трое по «дополнительным талонам без времени». Кого обманываем? Как в результате такой «оптимизации» можно требовать от врача человеческого подхода и должного выполнения профессиональных обязанностей?! Вот и думайте.

 

===

Следующий выпуск выйдет здесь: https://vk.com/odo_rodi
И в моей рассылке здесь: https://vk.com/app5898182_-51376849?ref=group_menu
Присоединяйтесь к моему сообществу! В нем мы говорим на важные темы семейного здоровья и материнства. А также присоединяйтесь к нашему проекту, который исследует новую систему образования: Основы Деятельного Образования . Медицина и образование – две наиважнейших сферы нашего общества, которые сегодня плавно идут ко дну, и кому-то это выгодно. Мы готовы сопротивляться этому всеми возможными способами!

 

Если понравился выпуск и вы считаете его важным для других людей – сделайте репост этого поста на свои страницы.

 

Ваша Изабелла Воскресенская, врач невролог, психофизиолог, реабилитолог.
rodi@navyki-pokoleniy.ru


   
Нажмите сюда, чтобы поделиться этим выпуском в соц. сетях →

Не успеваете за новыми выпусками?

Заполните форму ниже, что бы подписаться на рассылку и получать свежие выпуски прямо на почту!