Библиотека » Статьи »

ЛЕСНАЯ ШКОЛА. ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ ДЕТСТВА. ЧАСТЬ 1.

 

 

ЛЕСНАЯ ШКОЛА. ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ ДЕТСТВА. ЧАСТЬ 1.

 

 

Всем привет! Сидим семьей за обедом, честно говоря, я редко готовлю и первое, и второе, и третье (не хочется особо готовить, да и с возрастом на обед одного супчика обычно хватает, и больше просто не хочется, так что второе блюдо автоматом переносится на ужин). А тут вдруг напало вдохновение, я приготовила грибной суп из засушенных белых грибов, пожарила мясную вырезку, а к ней – салат из свежих овощей со сметаной…

 

 

– Ну, только компота не хватает, – рассмеялся муж.
– Не вопрос – в гараже банка с брусникой – доставай.

 

 

Сидим, едим, общаемся. Сама собой поднялась тема, а как мы ели в советские времена, когда прилавки были пустыми…

 

 

– Ты не поверишь, – сказала я Даниилу, – но как раз в так называемые времена застоя у нас всегда на обед было первое, второе и третье; на завтрак – каша молочная (манная, гречневая, рисовая или пшенная) и какао или кофе с молоком; а еще нормальный ужин, типа картошки с сосисками или макарон с котлетами. По выходным нам твоя бабушка всегда пекла пироги. Не поверишь! КАЖДЫЕ выходные!

 

 

Это странно, подумала я, а ведь и правда, до всей этой «перестройки» мы питались очень хорошо, хотя семья у нас была совсем небогатая. Да, одевались не очень, мать вечно была в долгах от получки до получки, но еда для моей матери, пережившей в детстве военный голод, всегда была на первом месте. Попробуй не съешь то, что в тарелке, тут же прилетал подзатыльник. А вслух я сказала:

 

 

– Знаешь, первое второе и третье было нормой в те времена, а в детдоме у нас вообще было пятиразовое питание. Я сейчас понимаю, какой это был хороший детдом.
– Ну вот, а раньше о нем плохо отзывалась всегда… – сказал Даня.
– Ну, детдом для девятилетней девочки – это всегда ужасно, хотя сейчас я понимаю, что это был очень хороший и позитивный жизненный опыт. И вообще, это было круто! Хотя на этом рубеже детство кончилось…

 

 

Я была очень хилым ребенком, тем, что тогда было принято называть ЧДБ – часто и длительно болеющий. Жесткая операция удаления аденоидов в шесть лет проблем не решила, а только усугубила.
Однажды, в третьем классе, в какой-то день октября, придя из школы домой, я застала мать плачущей возле окна. И бросилась к ней:
– Что случилось?
– Отойди от меня! Не подходи! – в ужасе закричала мать, – У меня чахотка!

 

 

Вот в этот самый момент детство и кончилось. Мать отправили в клинику для туберкулезных больных на Яузе в Сокольниках. А нас с младшей распихали в разные детдома. Младшую – в детдом для малышей в Звенигород, а меня отправили в Тучково, там была школа-интернат для ослабленных детей с положительной реакцией Манту.

 

 

Старшая сестра осталась дома, хозяйничать. Отец устроился в ту же клинику – ухаживать за мамой. Ему повезло – его еще и на пол ставки устроили, он им там всю медицинскую аппаратуру чинил. Так вот в один миг всю семью раскидало…

 

 

В Тучково было что-то вроде интерната для детей, больных туберкулезом, поэтому и питание у нас было усиленное. Сам детдом помещался в бывшем графском имении. До революции оно принадлежало графу Жильцову (малоизвестному декабристу). Тот, вернувшись из ссылки, привез семена кедров, и они у него проросли, так что там целая аллея была настоящих кедров с настоящими кедровыми шишками! Привезли меня туда весом 24 кг, а уехала я оттуда через 9 месяцев весом 36 кило! И, что главное, четыре года после этого я не болела ВООБЩЕ НИЧЕМ! (Почему – об этом далее).

 

 

– Так это, похоже, не детдом у вас был, а санаторий! – сказал Даниил.
– Не то слово, мы же в усадьбе жили! Очень красивой! Там на первом этаже зал был с круглым эркером, огромными окнами, с летним выходом в сад, а у входа – два огроменных бронзовых пса! Ты думаешь, почему я в своём доме круглый эркер сделала с такими огромными окнами? Это всё оттуда – воспоминания детства)). Наш дом, конечно, не графская усадьба, но что-то по мотивам и в миниатюре)).

 

 

А над эркером была ротонда с балконом внутрь зала – это уже, получается, третий этаж. Там библиотека была, там я и пристрастилась к чтению и уединению: кроме меня туда никто и не ходил, а я там проводила все свободное время.

 

 

– Вот откуда у тебя барские замашки :)))Ты жила в графском дворце!
– Наверное… Представь после типичной прямоугольной коммуналки, где я уединялась между спинкой дивана и стеной, в моем распоряжении оказалась ЦЕЛАЯ БИБЛИОТЕКА в красивейшем здании на обрывистом берегу Москва реки, не заключенной в каменные берега, а красиво, полноводно текущей среди полей и лесов. А с балкона ротонды я на все смотрела сверху вниз – панорамный взгляд на происходящее. И теперь мы, наверное, не просто так живем в месте, которое называется Усадьба, на Усадебной улице – вот тебе и Юнговский Синхронизм!

 

 

Да и вообще, советская власть о детях заботилась, и в бывших барских усадьбах помещались детские дома, санатории и больницы.

 

 

– Вспомнил! У Булгакова в «Мастере и Маргарите» дом скорби тоже в подобной усадьбе помещался.
– Именно. Утро начиналось с того, что нас строем, в одних трусиках и босиком вели в зал с этим круглым эркером, настежь открывали окна (ЗИМОЙ), и мы там делали зарядку. Затем нас строем вели умываться (все так же в одних трусиках и босиком), каждого над тазиком обливали из кружки на загривок ледяной водой. И мы растирались полотенцами.

 

 

Потом мы одевались и шли в столовую, где обязательно была каша (Боже! Как я до сих пор ненавижу овсянку!) с маслом, бутерброд с маслом и какой-нибудь цикорий с молоком. Пока все не съешь, из-за стола не выпускали – и это для меня было настоящей пыткой! Особенно в обед, когда нас заставляли пить этот ужасный рыбий жир. Это сейчас Омега-3 в капсулах – кайф!

 

 

После завтрака мы шли на уроки. Два урока, затем второй завтрак – стакан сока. Потом большая перемена 40 минут на улице в любую погоду. Потом снова два урока и обед, разумеется, с первым, вторым третьим… И! О! Боже! Рыбьим жиром, от которого хотелось блевать, что со мной и происходило неоднократно, но все равно меня заставляли его пить снова и снова. БРРР!
– Надо же, как о вас заботились!
– Я там даже курс хвойных ванн прошла.
– Ничего себе детдом!.. Реабилитационный центр целый! Сейчас такие попробуй найди! Только для элиты, и то – вряд ли там будет что-то толковое…
– Вот именно! И это важный момент в моей жизни. Забавно, что по совпадению я стала реабилитологом, и мы теперь курс создаем по Комплексной Реабилитации. Реабилитология в стране как таковая отсутствует. Пора возвращать её в семьи, особенно сейчас, в такое непростое для всех, в плане здоровья, время…

 

 

Продолжение следует. Следующий выпуск выйдет здесь: Основы Деятельного Образования – присоединяйтесь, если вы еще не с нами!

 

 

Ваша Изабелла Воскресенская

 

 

П.С. Фотографий тогда никто не делал. Но Даня помог найти эту усадьбу в интернете. Детдома там уже нет, стоит этот памятник архитектуры, переживший фашистскую бомбежку и пленными немцами же заново отстроенный после войны, в полном запустении. Но и сейчас, и на старых фото видно, какое красивое здание и место. И самое главное! Бронзовые псы на месте! :) А с ними будет забавная история, опишу в следующем выпуске.


 
Нажмите сюда, чтобы поделиться этим выпуском в соц. сетях →

Не успеваете за новыми выпусками?

Не беда! Просто подпишитесь на рассылку проекта, чтобы регулярно получать новые выпуски статей, видеоролики и аудиозаписи на свою e-mail почту!