Библиотека ОДО

ЭФФЕКТ НЕВАЛЯШКИ. Автор: Изабелла Воскресенская
 
 

Царевна-простушка 

 

 

Вот оно! Огромное серое здание на Охотном ряду (по-советски проспект К. Маркса). Наверху, почти под крышей надпись: Государственная Дума. Входим в подъезд и дальше целая череда пропускных пунктов… Что-то мне этот контрольно-пропускной конвейер напоминает… Ах! Да! Так устроена система проверки на входе в Тюрьмах и Психушках :))) Интересная у нас страна однако…

 

Петляя по коридорам и этажам, “Серый пиджак” приводит меня в какую-то аудиторию, сильно похожую на обычный школьный класс. Без посторонней помощи мне явно отсюда не выйти.

 

Класс начинает наполнятся дяденьками в гражданском, в точно так же, как на моем спутнике, сидящих на них серых костюмах, как “на корове седло”. Почему военная выправка особенно бросается в глаза, когда они одевают гражданское?

 

Мне известно, что все они рангом не ниже полковника. Какую же роль взять? Очень соблазнительна роль “дурочки”, но я помню советы своего учителя, а провалиться нельзя ни в коем случае.

 

– Ну что, товарищи офицеры! Проверим ваше психическое, эмоциональное и интеллектуальное здоровье? Моя базовая специальность – невролог!

 

Я попала в точку :))))) Эти сильные дяденьки до ужаса боятся… Врачей! )))) А “мозгоправов” в особенности. Сейчас будут изо всех сил доказывать мне, что они абсолютно здоровы :)))).

 

– Начнем!…

 

На второй день, один из участников пришел с перевязанной кистью, была сделана хирургическая операция по поводу воспалившейся гнойной раны. По его лицу время от времени пробегала судорога боли. Прекрасный случай для демонстрации методов обезболивания. Через пятнадцать минут, он изо всей силы щелкал себя пальцами по повязке и с улыбкой на просветлевшим лице повторял:

 

– Мужики! Не болит! Честное слово! Не болит!

 

Офицеры устроили мне шикарный обед в маленьком закрытом московском дворике: осетрина, икра черная и красная, фрукты, шампанское и.. О! Весь обед саксофонист играл мне “Осенние листья”(Les feuilles mortes ) Ива Монтана. Я чувствовала себя царицей :)))

 

На следующий день я должна была встретиться с Колосовым у Большого театра. Зря я предложила это: сквер вырубили, на раскаленном солнце находиться было невозможно. Мы спустились под Манежную Площадь: там только-только открыли новенький подземный павильон. Разложив бумаги за столиком кафе, мы обсуждали наши дальнейшие планы:

 

– Можешь поехать со мной в Питер, не заезжая домой? Там группа набирается…

 

 

*** *** ***

 

 

…Уже на следующий день я сижу перед телевизором у Колосова дома. Жанна накрывает на стол. Евгений переодевается в другой комнате. Идут Новости.

 

– ЖЕНЯ!!! СМОТРИ! СМОТРИ!!! – ору истошно. Вбегает Колосов и застывает перед экраном: тот самый столик, за которым мы вчера сидели – взорван, именно под ним находилось взрывное устройство теракта. Есть жертвы.

 

– Жанна! Представляешь, мы там вчера сидели!!!.. Прямо ЗА ЭТИМ столом!..

 

Тень смерти будет летать над всей страной все это десятилетие: новое тысячелетие начнется для России страшно…

 

 

*** *** ***

 

 

– Надо сделать следующее, – говорит Евгений Игоревич, – пусть Лада научит тебя читать курс детям…

 

– Мне не надо учиться, Женя! Разве ты не понял, что этот курс практически полностью написан мной лично? – пытаюсь объяснить ему я.

 

-Да!.. И Петр мне сказал, что узнал твой стиль. Ты же сама была не против её подписи, как я понял… И все же, она профессионал! Ты что? Ревнуешь, что у нее сейчас работы больше? Так вот, я не могу посылать сразу двух тренеров в Набережные Челны, детского и взрослого, это нерентабельно, поэтому сейчас туда поедет Лада – проведет и взрослый и детский тренинги, а когда вернется, она обещала тебя натренировать на детский курс.

 

Бесполезно говорить, что в Челны обычно езжу я… И если уж он Петрова не услышал…

 

В день, когда я буду уезжать из Питера, будет взрыв в переходе метро на Сенной, я буду там проходить за пятнадцать минут до взрыва… Мне везет! Я не попаду в эти теракты, так же как я не попаду позже в “Норд Ост”: несмотря на все свое желание, я не смогу купить билеты… Я не попаду под крушение Аква-центра в Ясенево: буду собирать сумку с купальными принадлежностями, когда увижу новости. Это было такое время, что везение было просто необходимо, чтобы жить.

 

А что такое везение? Что такое интуиция? Почему мы иногда подчиняемся этому “незримому водительству”, а иногда в упор не слышим и не видим очевидного? “Ангел кричит нам в уши”, а мы остаемся глухи к его мольбам и предупреждениям?..

 

 

*** *** ***

 

 

Лада вернется из Набережных Челнов в город П. Я назначу с ней встречу и напомню о требовании Колосова обучить меня детскому курсу.

 

– Да ладно! Не парься! Еще все лето впереди!.. – отмахивалась Лада.

 

Лето пройдет в попытках застать Ладу. Почему-то она будет назначать встречу, а я все время буду натыкаться на закрытую дверь с записками: “Заболел внук мы в больнице. Извини. Встретимся позже”; “Срочно пришлось уехать: Дашка больна, надо сидеть с внуком.”; ” Меня вызвали на консультацию, встретимся в другой раз”. Потом и записки исчезнут…

 

– Я знаю, где она может быть, прямо сейчас! Мне это надоело, хочу поговорить начистоту! – Говорю я мужу, после того, как в очередной раз “поцеловала закрытую дверь”. – Проведем день за городом, поехали к ней на дачу!

 

Я нашла ее в теплице с огурцами.

 

– Хорошие огурцы у меня!.. Загляденье просто! – Не моргнув глазом, спокойно, вместо “здрасьте” говорит Лада.

 

– Ты избегаешь меня? В чем дело?.. Сколько я буду за тобой гоняться? – Я не скрываю своего возмущения.

 

– Вообще не понимаю твоего рвения: давно бы наладила сама курсы в том же городе П. да и зарабатывала, ни с кем не делясь…

 

Мы знакомы “сто лет”, мы пуд соли съели, помогая друг другу в самые тяжелые и нищенские времена. КОГДА деньги ее успели так испортить?! Или я чего-то не замечала раньше? Не замечала вкрадчивого голоса, всегда ровной приклеенной улыбки, на слишком спокойном и бесстрастном лице. Всегда приветливая, всегда очень правильная, всех успокаивающая: “Болит? Ну это лечится!”. Психолог…

 

– Лад! Ты что такое говоришь? Мы же одна команда! Мы же такое дело продвигаем, по разным городам! Я не могу их обмануть! Это не честно! – обращаюсь я к самой нравственной части ее души.

 

– Ну ты блаженная! ОГЛЯНИСЬ ВОКРУГ! Ты им деньги дала – тебе вернули?

 

– Я вложила средства в развитие этой компании, поднимемся – МНЕ ВСЕ ВЕРНУТ! – Я уже почти кричу от ужаса происходящего.

 

– Ага! Как же! Ну, я не такая идиотка, как ты, свое из Бишкека привезла и из Челнов…

 

– Ты хочешь сказать, что не всю выручку сдала?

 

– Конечно! Поднабрала еще тройку человек и эти деньги взяла себе.

 

– А если я Колосову скажу?

 

– Не скажешь, – спокойно и размеренно говорит Лада – Он в полной уверенности, что ты ревнуешь меня к моим талантам и возможностям, да и зарабатываю я теперь больше тебя, и посылать меня по разным городам удобнее: я читаю сразу два курса: и детский, и взрослый. Все, что ты скажешь обернется против тебя, доказательств нет, просто бабские интриги и главная интриганка – ты! – Она смеется мне в лицо, – потому что я всегда на твоей стороне, слово плохого о тебе не сказала!..

 

Боже! Что же делать?! Я все еще надеялась, что она все объяснит, все встанет на свои места, теперь надежды нет, все очевидно…

 

Как сказать Евгению, что у нас “крот”? Звоню Жанне:

 

– Жанночка, такая история…Понимаешь, Лада нас обкрадывает.

 

– Я знаю, – на выдохе отвечает Жанна, – и Петя знает, он был у нас в гостях, когда Лада возвращалась из Челнов. И сразу Колосова предупредил (она когда сердится называет мужа по фамилии). А Колосов сказал “ну и пусть, все равно, одну вместо двух посылать выгоднее”. Знаешь, Колосов какой-то странный стал, когда Ладка здесь, он как будто под гипнозом. На него не действуют здравые доводы. И говорит, пока ты хоть один детский курс не сделаешь с Ладой вместе, он тебе детский курс вести не даст. Понимаешь, она ему все время повторяет, как любит тебя и желает тебе добра, счастья, голос тихий, мягкий, вкрадчивый, улыбается… А ты эмоциональная слишком, это не очень хорошо для тренингов, тем более детских, но сердиться на тебя не надо, ты ведь столько всего перенесла, бедняжка! Я-то со стороны вижу, а Колосов как ослеп! Меня вообще не слушает!..

 

 

*** *** ***

 

 

Сентябрь 2000-ого. Я собираю взрослый тренинг в городе П. Снимать помещение нет денег. Собираю у себя в доме (в туалете, все еще надо смывать из ведра, по прежнему рукомойник, половина стен – голый кирпич). Но тем не менее, народ набирается. Группа 20 человек. Тренинг проходит “на УРА!”. Эти люди готовы прислать своих детей на детский курс. Но его придется отложить: одна из участниц будет в продромальном периоде дизентерии; она еще не знает, что больна, но уже заразна. Слава Богу! Из участников никто не заболеет. Заболеют мои дети, и как дети врача, они заболеют в ТЯЖЕЛЕЙШЕЙ форме. Они не ходили в детский сад перед болезнью неделю, значит, там они никого не заразили.

 

Как назло сломалась машина – с коттеджного поселка не выехать: ни за продуктами, ни за лекарствами. Но уже есть мобильник!.. Звоню Лене, знакомому нейрохирургу, объясняю ситуацию. Лена примчится с антибиотиками и продуктами.

 

– Ты понимаешь, что у тебя дети для реанимации?.. – Скажет Лена полушепотом, оценив ситуацию.

 

– Понимаю! А ты понимаешь, что в нашей “Инфекционке” они просто умрут! Ты там была? Нет? А я была!. – отвечаю ей я.

 

Я сменю за три недели пять антибиотиков, я буду выкармливать их рисово-морковными отварами, приготовленными на растворе Рингер-Локка с ложечки по каплям. Наконец боли и тенезмы прошли, кровавый понос остановился, и дети идут на поправку.

 

Надо где-то постирать белье. Я приезжаю к Ладе, к тому же есть повод помириться: мне необходимо провести с ней общий детский курс, чтобы Колосов вновь вернул мне возможность активно вести тренинги.

 

– ТЫ С УМА СОШЛА! У меня внук грудной! – выпалила Лада.

 

Попытки объяснить, что стирка в стиральной машинке безопасна и белье уже неделю трижды замочено в хлорке – бесполезны. Она закрывает дверь, даже не впустив меня в квартиру. У нее внук, она не врач, имеет право бояться. Я еду к Лизе, которая три недели, как родила младшую дочь:

 

– Что такое? – С порога, не успев поздороваться, спрашивает Лиза – На тебе лица нет…

 

– Лиза, такое дело!.. – Говорю я, уже чуть ли не через слезы – Мальчишки переболели дизентерией, вот белье… Если ты меня сейчас прогонишь, я пойму…

 

– Ха! – улыбнулась Лиза, – в машинке 90 градусов, дизентерия дохнет мгновенно, насколько я помню! Давай сюда свой мешок!.. Пойдем, чайку пока попьем! Рассказывай, чего там у тебя?..

 

Мы отправляемся пить чай, а я убеждаюсь, что все-таки с моей головой все в порядке, а то у меня уже возникли сомнения в своей профпригодности. Но слез сдержать не могу.

 

– Лиз! Меня как-будто в какой-то липкой гадости испачкали, я все время как-то глупо выгляжу, что не сделаю, все не так! Всё против меня оборачивается!

 

 

*** *** ***

 

 

И что теперь делать? Идти с детьми в поликлинику? Затаскают! Весь детский сад верх дном перевернут! На карантин посадят! У нас ведь заставь дураков Богу молится – они же все лбы порасшибают! Там нет вспышки дизентерии, источник мне известен – спорадический случай в знакомой в семье, в легкой форме. Иду к детскому гастроэнтерологу, адрес дала Лиза. И мы спокойно долечиваемся по знакомству и абсолютно легально, конечно, все анализы сдаем неоднократно, чтобы убедиться в полном выздоровлении.

 

Привожу детей в сад со всеми справками, как положено! В справках мягко написано, что дети переболели пищевым отравлением. Но.. Не тут то было! Нас встречает грозный детсадовский медработник и не пускает детей.

 

– Ваши дети заразны: в саду вспышка ротавирусной инфекции! Вы скрыли факт болезни ваших детей, и мы подаем на Вас заявление в прокуратуру… Речь будет идти о лишении Вас врачебного диплома!

 

У меня перехватило дыхание, ноги стали ватными, я стою в шоке, как вкопанная, держа за руки детей.

 

 

 

Продолжение следует в следующем выпуске…

 

 

 

ПС. Предательство… Наверное каждый в жизни хоть однажды испытал на себе. Дальние предать не могут – они далеко. Предательство – удел близких. Как в наш ближний круг попадают не те? Почему мы допускаем к себе близко тех, кого на пушечный выстрел подпускать нельзя было? Это ведь не только друзья, это те, кто еще ближе – супруги, например. Механизм один и тот же: мы приписываем людям качества, которыми они и в помине НЕ ОБЛАДАЛИ, и сами же в них верим. То есть – выдаем желаемое за действительное! И считаем, что это любовь. На каком-то этапе они нам подыгрывают, притворяясь своими. Но наступает время, и все тайное становится явным. Главный критерий отбора людей в ближний круг – ищем в тренинге Главное при выборе супруга, вход в который здесь по новогодней скидке до 30-ого декабря: http://navyki-pokoleniy.ru/new-fair

 

 

ППС. Самым первым и самым значимым предателем в моей жизни была (увы, даже сейчас это сложно признавать) моя собственная мать. Сценарий предательства так въелся в мою судьбу, что пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы предателей выгнать из своей жизни и обзавестись прочным иммунитетом к ним. Как обрести иммунитет самому и поправить родительские программы – изучаем в Семейной Психогигиене. А вот как уберечь своих детей от неэкологичных родительских действий, изучаем в тренинге Основы Деятельного Воспитания, вход в который здесь по новогодней скидке до 30-ого декабря: http://navyki-pokoleniy.ru/new-fair

 

 

автор: Изабелла Воскресенская rodi@navyki-pokoleniy.ru

редактор: Даниил Воскресенский direct@navyki-pokoleniy.ru

 
Нажмите сюда, чтобы написать отклик автору
Нажмите сюда, чтобы поделиться записью в соц. сетях

Подпишись на рассылку проекта
«Роды и Семейная психология»

Заполни данные ниже и подпишись на рассылку Изабеллы Воскресенской, чтобы получить в подарок 7 авторских книг Изабеллы на тему беременности, родов и материнства, а так же чтобы регулярно получать все самые свежие статьи проекта, специальные предложения об акциях и информацию о проведении наших мероприятий на свою почту!