Библиотека ОДО

 

Сказ о македонской птице 

 

 

 

Давным-давно, в стародавние времена, когда люди еще умели восхищаться чудесами,

в одном волшебном лесу жили удивительные птицы. Птицы были не простые – пели они

волшебные песни. Ходила молва среди народа, что от песен этих птиц произошел весь наш мир.

Когда они пели – расцветали цветы, вырастали могучие деревья, текли реки,

которые впадали в озера, моря и океаны. Каждая птица пела по-своему,

но сила их была в многоголосии – когда пели все вместе, но на один лад.

 

 

Птицы пели – потому что умели и любили петь. Солнце вставало – они пели дневные песни,

садилось – пели ночные. И мир был в балансе. Под их песни жизнь брала свое начало,

и под их песни она завершалась. И приходили в этот дивный лес многие живые существа

из ближних земель, от мелких насекомых, до животных, и человека, наслаждаться пением

и дивиться красотой эти прекрасных созданий. Но было у этих птиц одно ограничение –

им нельзя было покидать свой дивный лес. Потому что волшебство их оставалось

волшебством только в этом лесу, на своем месте.

 

 

Но была одна птица среди всей стаи, которой не нравилось жить в этом лесу и петь вместе со всеми.

Она жаждала славы. “Как весь мир узнает о моем прекрасном голосе, и увидит мою красоту,

если я сижу здесь вместе с вами, такими же, как я – в этом лесу? Я хочу чтобы весь мир увидел

какая я прекрасная!” – говорила эта птица.

 

 

И отвечали ей другие волшебные птицы: – “А разве это настолько важно?

Смотри сколько всего от наших песен происходит! День сменяет ночь, зима – лето,

рождается и умирает жизнь. Мир и так узнает о тебе. Оглянись, сколько людей и зверей

сюда приходит! Молва о нашем пении и так расходится по всему миру.

Кому действительно нужно услышать нас – сами придут к нам.

А кто не придет – не страшно, ибо они все равно часть того сущего, что мы творим”. 

 

 

“Но я хочу больше!” – обозлилась та птица на всех остальных. Мир разнообразен,

вот и в этом волшебном месте жили не только добрые и прекрасные певуньи,

но и злой стервятник, который питался падалью и выживал за счет этого.

Он и рассказал птице, жаждущей мировой славы, что есть у нее возможность

лететь по миру и петь свою песню так, чтобы слышал ее весь мир. Но поскольку

это путь нарушения законов волшебного леса, для этого необходимо было принести

свою жертву. Чтобы птице обогнуть весь земной шар, и чтобы ее увидели и услышали

в каждом уголке мира, ей необходимо было пожирать саму себя. Таково было страшное условие.

 

 

Не хотела птица петь для дела, хотела для славы. “На что еще дан мне такой прекрасный голос?

Пусть другие мои сородичи творят своим песнопением леса, моря и горы, а я – умнее и хитрее всех

– донесу свою песнь до каждого, и тогда весь мир будет у моих ног! Посмотрим, что тогда скажут

остальные птицы”. Это намерение было выше жертвы, которую должна была отдать птица.

Оторвалась от земли, и покинула волшебный лес.

 

 

Многие еще не видывали таких птиц. Летела она высоко, но слышали пение ее в каждом уголке земли,

над которым она пролетала. А простые птицы, обыкновенные – завидовали ей, ведь голос ее был прекрасен,

и прекрасна была ее внешность.

 

 

“Летите за мной, и весь мир будет у Ваших ног!” – пела им волшебная птица из чудесного леса.

Все восхищались, что она набралась смелости и смогла преодолеть запрет волшебного леса,

в отличии от своих сородичей. И полетели за ней, над лесами, морями, горами, людскими городами.

“Раз мы летим с этой прекрасной птицей – значит и мы прекрасны!” – думали они, и летели,

оставив гнезда, оставив свои земли, где они обитали. Огромная стая разных обыкновенных птиц

летела за волшебной, пытаясь повторять ее пение – но не могли. Им казалось, будто они поют красиво,

но на самом деле это было пение волшебной птицы, и оно перебивало все их голоса.

 

 

Много верст они пролетели, не счесть! И вот пришло время расплаты. Вспомнила тогда птица

о своих сородичах, вспомнила о волшебном лесе, и как создавался мир ее братьями и сестрами.

И на мгновение ей показалось, что творит она не ладное, что надо повернуть обратно.

Уже треть мира узнала о ее красоте – может этого достаточно? Но мгновение это прошло.

Она оглянулась, и увидела как много других птиц летит за ней, как верят они в нее и нуждаются

в ее важности. Тогда откусила волшебная птица часть себя, проглотила, и полетела дальше…

 

 

Пролетели они еще треть мира. Снова пришло время расплаты. И вновь на мгновение вспомнила

волшебная птица про свой дом – волшебный лес, про своих братьев и сестер. И подумала она на

мгновение: “За мной летят обыкновенные птицы. А в лесу нашем – были волшебные! И так прекрасно

они пели, и так прекрасно мы создавали вместе этот мир! Как долго трудились мы, как долго мы

учились петь в лад! Столько труда, и столько пользы мы приносили этому миру! Может стоит мне

вернуться обратно, в свои родные края?“. Но мгновение это прошло. Она оглянулась, и увидела как

много других птиц летит за ней, как верят они в нее и нуждаются в ее важности. Тогда откусила

волшебная птица часть себя, проглотила, и полетела дальше…

 

 

И пролетали они уже последнюю треть мира. Шла молва по всем городам и весям о стае волшебных птиц.

Народ говорил, что прекрасные создания покинули свой волшебный лес, и теперь все вместе летят по небу,

распевая свои прекрасные песни всем вокруг. Стали говорить да поговаривать, что впереди летит самая

главная птица из всех живущих в мире, и что это не птица вовсе – а ангел, спустившийся с небес, сотворивший

все вокруг. И люди стали выдумывать крылья, чтобы подняться и лететь вместе с ней,

чтобы стать частью этого великого чуда.

 

 

 

Мастера прикладных искусств ваяли скульптуры птице, вырезали деревянные фигурки-свистульки,

в которые играли дети, и мечтали о том, что когда они вырастут – тоже полетят вокруг земли и будут

также лететь и петь. Женщины стали носить украшения с изображением птиц.

Многие государства сделали символ птицы своими гербами. Появились даже “Защитники Птиц”,

которые ходили по белому свету и просвещали “темных и неразумных” тому,

что считали содержание домашних птиц в хозяйстве – рабством, и проповедовали, что всех птиц нужно освободить.

А птицеловов и хозяев птичьих ферм жестоко убивали. Затем стали строить храмы с изображением волшебной

птицы на стенах, где люди пели, пытаясь повторить ее пение, думая:

“Раз она пением сотворила этот мир, то и мы будем к этому причастны!”.

Доходило даже до такого, что полностью обнаженные люди, наряженные в птичьи перья,

толпами собирались на улицах городов, толкались у дворцов своих правителей, и твердили,

что они – “свободные птицы”, и они не будут трудится, заводить семьи, учить своих детей,

потому что они просто хотят летать и петь. Это самый главный смысл во всей их жизни.

 

 

Увидела это все волшебная птица, и засомневалась пуще прежнего. Вновь подумалось ей на мгновение:

“Но ведь не я одна создала этот мир. И не была я главной. И не ангел я вовсе – я просто птица, которая

поет волшебные песни – потому что мне от природы дан этот дар. Может стоит мне вернуться обратно,

в свои родные края?”. Но мгновение это прошло. Она оглянулась, и увидела как много других птиц летит за ней,

как верят они в нее и нуждаются в ее важности. Тогда откусила волшебная птица часть себя, проглотила, и полетела дальше…

 

 

Так съедала от себя птица по куску. И вот, наконец, свершив полный оборот вокруг земного шара,

далеко на горизонте показался ее дом – волшебный лес, где жили ее сородичи. И думала ли когда-нибудь она,

что подлетая к родному дому, будет лететь не на своих крыльях – а нести ее будут другие обыкновенные птицы.

И голос ее был отвратителен, и выглядела она, как самая ужасная птица из всех птиц, живущих в мире.

 

 

За всем этим наблюдал стервятник. Он видел, что не долетела птица до родных краев – погибла.

 

 

А стая, что летела за ней, сперва горевала, потом стала спорить – кто же теперь будет главной прекрасной птицей,

которая поведет всех дальше, по второму кругу, вокруг всего мира. Но договориться они так и не смогли.

Сперва дрались насмерть, а выжившие – разлетелись по своим землям. И когда вокруг тела Птицы, жаждущей славы,

не осталось ни одного последователя, Стервятник сожрал останки.

 

 

Вскоре все забыли эту грустную историю о Птице жаждущей славы, сожравшую себя.

Были еще на протяжении многих веков такие птицы из той стаи, которые совершали

такие же полеты, и летели за ними тысячи обыкновенных птиц, и также сжирали они себя,

и падали мертвыми, не долетев до своего дома. И также забывали о них.

 

 

А в волшебном лесу продолжали петь волшебные птицы свои прекрасные песни,

послушать которые приходили люди и звери. Каждая птица пела по-своему,

но сила их была в многоголосии – когда пели все вместе, но на один лад.

Птицы пели – потому что умели и любили петь. Солнце вставало – они пели

дневные песни,  садилось – пели ночные. И мир был в балансе.

Под их песни жизнь брала свое начало, и под их песни она завершалась…

 

 

 

 

Даниил Воскресенский

direct@navyki-pokoleniy.ru

 

 

 

 

 
Нажмите сюда, чтобы написать отклик автору
Нажмите сюда, чтобы поделиться записью в соц. сетях