Библиотека ОДО

 

НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

 

 

 

Друзьям привет! Итак, прошлый выпуск я закончила тем, что собралась рожать первенца.

Кто не читал первую серию данного сериала, можете сделать это здесь

 

Еще раз напоминаю, слабонервным не читать!!!… Вторая серия …Октябрь 1983 год.

Интернета тогда не было, публикаций никаких, информация под запретом,

как и где искать группу Чарковского? Безнадежное дело… Единственное,

что я смогла сделать – выбрать Роддом, самый передовой по тем временам,

потому что там матерей не разлучали с новорожденными детьми.

Пожалуй, на этом преимущества заканчивались. Даже красный диплом об окончании

одного из лучших медучилищ Москвы мне не помог, он только добавил ненужной

самонадеянности: я же такая типа умная, все знаю и понимаю, коллеги то всегда помогут…

 

 

 

Еще раз повторю, то, что я опишу дальше, слабонервных попрошу не читать,

но без этого не понять всего пройденного пути и почему мои выборы в дальнейшем будут именно такими.

 

 

 

Это был родом №4 на улице Новаторов в Москве, рядом с метро “Калужская”.

Здесь нужно пояснение. Я отношусь к тем немногим (слава Богу) женщинам,

у которых от природы очень низкий порог всех видов чувствительности.

И это не мои “истерические бредни”, а вполне себе научные результаты экспериментов

на чувствительность, проведенных в медучилище, и затем уже повторенных на кафедре

физиологии во Втором меде. Обладать такой чувствительностью – беда, а вовсе не подарок судьбы.

Кому- то “слону- дробина”, а меня малейший раздражитель приводит к боли, такой низкий болевой порог.

Поэтому предварительные схватки, которые для огромного большинства женщин либо вообще не заметны,

либо очень легки, для меня уже испытание по полной программе.

 

 

 

И это испытание началось в 40 недель, отличить, да еще в первых родах,

от настоящих схваток вообще никаких шансов, да и срок – уже пора

– так я загремела в Роддом на три недели, думала – рожаю.

(Совет следующим поколениям: не дергайтесь! Пока плодный пузырь цел

– ребенок в безопасности  и отсчет времени родов еще не начался,

жаль у меня тогда таких советчиков не было, есть еще кое-какие критерии,

но о них подробно в РСН) Срок подошел, меня начали стимулировать,

и к моей невероятной боли прибавилась еще и эта, на три(!) недели.

Роды начались в конце 43 -ей недели (это вариант нормы).

Боже! Как я им обрадовалась, готовая к любым подвигам…

только чтобы все уже закончилось наконец!

 

 

 

Я только не была готова к тому, что мне попадется персонал с явными садистскими наклонностями.

Дружественно настроенный ко мне медбрат- студент, провожая меня в родильное отделение, шепнул:

“Сегодня самая поганая смена – держись!”. В соседнем блоке женщина рожала второго.

Такого мата я не слышала никогда больше: на нее орал врач, имя помню – Василий Михайлович,

зубы золотые – жаль фамилию этого садиста так и не узнала. Он обкладывал роженицу семиэтажным матом,

а она молодец, не теряясь, отвечала ему той же монетой, так под эту ругань дите и родилось.

Правда, ударить ее по лицу он успел, на утро у нее был кровоподтек на щеке, но это объяснили,

что так справлялись с ее истеричностью.

 

 

 

Что испытывает молодая девятнадцатилетняя женщина, на которую в тринадцать лет

как помешанная орала родная мать за просмотр иллюстраций положения ребенка в животе?

Женщина, которая даже при муже-то раздеться стесняется, не смотря на мед. образование?

Когда ее раздевают до нага, и чужие дядьки, не церемонясь, вторгаются с матом и пошлостями

в самую интимную часть тела?! А боль такая, что толстой резиной покрытый матрас искусан в клочья.

Конец октября, какие- то проблемы с теплоснабжением, в палате холодина, душ ледяной,

резиновый матрас, чтобы не пачкать белье… Санитарка из жалости принесла мне простынку прикрыться…

Но я продолжала лязгать зубами. Расслабиться?! Смеетесь?

 

 

 

При закрытой матке, которая так и не соизволила открыться ни за три недели,

ни за уже начавшиеся потуги, мне вскрыли плодный пузырь – ЗАЧЕМ?

Дискоординированная родовая деятельность только усилилась – врагу не пожелаю такого.

 

 

 

– Матка закрыта! Сдерживай потуги! – рявкнул мне “врач” и ушел.

 

 

– Кто там так орет? Стекла лопнут! – услышала я голос медсестры в коридоре.

 

 

– А, это Воскресенская потуги сдерживает, – ответила ей другая.

 

 

 

Потом мне стало полегче и я замолчала: ребенок стал продвигаться по родовому каналу,

и я занялась делом, забыв обо всем…. Но, не тут то было – напуганные моим молчанием

Эскулапы пришли и включили прожекторы:

 

 

Батюшки! Голова! Здесь не удобно! Пусть на стол лезет! Открой глаза, дура! Не откроешь, сейчас щипцами тащить будем! 

 

 

С головкой ребенка межу ног, ослепленная хирургическими бестеневыми лампами,

я стала карабкаться на этот невыносимо высокий и неудобный стол. До смерти боясь повредить ребеночку.

Ноги привязали к подставкам стола, руки связали (чтобы ненароком не двинула кому-нибудь).

Родовая деятельность прекратилась, матка просто устала сокращаться, ребенка выдавили.

4 кг, 58 см. Слава Богу! Кричит…

 

 

 

У меня начались судороги и кровотечение:

 

 

 

– Какое у нее давление? – Спросила акушерка, выливая, в мензурку кровь,

отлив положенное количество и записав в журнал, что кровотечение в пределах нормы,

остальное – полный таз, затем второй, не меряя, вылила в раковину.

 

 

Высокое – ответила другая, – но ты пиши норму, в реанимации все равно мест нет. 

 

 

 

Опираясь на мой только что родивший живот локтем,

другую небрежно свешивая с моего колена, В.М. спросил молоденькую сестру:

 

 

 

 

– Шила когда-нибудь? 

 

 

-Нет. 

 

 

– Ну, бери иглодержатель, учиться будешь, устал я чегой-то. – Затем, оборачиваясь ко мне,

на просьбу сделать анестезию – А ты заткнись, а то вообще шить не будем! В журналах записана норма,

твоя смерть будет просто случайностью, ты расходный материал и только… 

 

 

 

Думаю, достаточно подробностей, есть еще, но хватит. Прошло 35 лет, а я помню все самые мелкие детали.
Господь хранил: в немыслимой ситуации я осталась жива и ребенок относительно здоров. Смерть прошла мимо.

МОЖЕТ БЫТЬ ИМЕННО ПОТОМУ ЧТО МЕНЯ С НИМ НЕ РАЗЛУЧИЛИ.

 

 

 

Утром я спросила у медсестры:

 

 

– Что здесь происходит?! Я жалобу напишу. 

 

 

– И что? Многие пишут! И НИЧЕГО, потому что у вас у всех в диагнозе написано ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ

Роженицы – вы все тут не адекватные, а стало быть все ваши жалобы ПРОСТО ВЫДУМКА СУМАСШЕДШИХ БАБ,

мало ли что от боли померещится может. Скажите спасибо, что на вашем лице синяков нет… 

 

 

 

Когда я выписывалась с сыном из роддома, у меня было полное ощущение,

что меня выпустили из застенков святой инквизиции.

 

 

 

…Расстегивая на ходу платье, чтобы покормить орущего сына, заждавшегося груди,

пока нас выписывали и одевали, пока ехали домой, я услышала в спину, слова новоиспеченного отца:

– И что?! Теперь все ему? А как же я? 

 

 

 

Я просто физически почувствовала, как между нами разверзается пропасть,

мы так и не смогли ее преодолеть. Много лет потом, при виде беременных женщин,

на мои глаза наворачивались слезы, при одной мысли о том, через что им может быть предстоит пройти…

 

 

 

Люди считают, что время лечит. Это не правда! Лечит только переосмысление опыта и выводы,

которые вы можете сделать, а выводы могут быть самые разные при одних и тех же испытаниях.

А мои самые страшные испытания еще были впереди, потому что мое сердце горело от ненависти

и жажды справедливости, а жажда мести никого не привела еще к счастью.

 

 

 

Я постоянно говорила: “Найду этого гада в темном углу и зарежу – суд меня оправдает!” 

 

 

 

Но на сегодня довольно моих ужасов. Все таки времена изменились.

Сегодня женщин в роддомах не заставляют полностью расставаться с домашней одеждой,

на нее не одевают казенный (как тюремный) халат не по размеру, ей не запрещают носить

свое удобное специальное послеродовое белье. Ей не приходится из пеленок сооружать

и завязывать себе что-то наподобие лифчика, чтобы хоть как-то поддержать грудь

с прибывшим молоком, а между ног класть многожды стиранные, запачканные чужой кровью

пеленки, торчащие спереди и сзади, зажатые ногами, чтобы не выпали (трусики носить запрещено)

и шаркающей походкой в тапочках лыжного размера на одну ногу плестись в столовую,

где тебе бросят на стол холодную манную кашу на воде, которая напрочь прилипла к тарелке.

 

 

 

Мужей именно потому так долго не пускали на “советские роды”в советские роддома,

потому что тогда невозможно было бы безнаказанно так издеваться над роженицами и родильницами.

Теперь, особенно, когда муж идет на роды вместе с женой, к ней всегда относятся более уважительно.

И женщины у которых уже есть опыт родов без мужа в роддоме и с мужем, отмечают эту разницу.

И не только женщины. Помню, как готовившаяся у меня пара рожала в роддоме, муж – известный

в Республике адвокат, делился впечатлениями:

 

 

 

– Когда Оля родила и я понял, что с ней все в порядке, я услышал крики из соседнего родзала и не выдержал – пошел. Те же врачи, что принимали нашу дочь полчаса назад, кричали, хамили и ругались, они совсем по-другому вели себя с этой женщиной, которая рожала без сопровождения мужа. Когда я вошел и сообщил, что я ее адвокат, ситуация в корне поменялась, я встал позади головы этой роженицы и начал помогать ей дышать и на ходу обучать всему, чему ты нас учила… Ну, не мог я выдержать всего этого хамства. В общем, я не понимаю мужей, которые не идут в роддом со своей женой – это обречь женщину на скотское к ней отношение. 

 

 

 

В наших условиях, присутствие мужа в родах, это хоть какая-то гарантия,

что к женщине отнесутся по-человечески. Ему-то диагноз “родовой энцефалопатии”

никто не может поставить, было бы однако странно :))).

 

 

 

Теперь многое иначе, но сегодняшнее поколение носит в себе эти пережитые боль,

страх и унижение, они как родовое проклятье, преследуют женщин всю оставшуюся

жизнь и не только их, но и их детей. Психотерапевты называют это психогенетическими проблемами.

 

 

 

Пережитый женщиной эмоционально и физически травмирующий опыт,

может искалечить не только всю ее следующую жизнь, но и искалечить жизнь

ее детям и даже внукам. Об этом я расскажу позднее.

 

 

 

Почему я пишу об этом? Потому что многие женщины, попав в мясорубку отечественного родовспоможения,

никак не могут интегрировать пережитый ужас. Этот рассказ прежде всего для них. Можно и нужно научиться

жить счастливо, можно, имея самый негативный опыт, извлечь из него уроки и научиться рожать без боли и страха

в полной благости. Можно в любых условиях не терпеть боль, а работать с ней, и тогда Вы будете на схватках спать,

а потуги пройдут в оргазме. У меня есть и такой опыт.

 

 

 

Хотите узнать как я к нему пришла? Только через десять лет я смогла, после всего пережитого, создать новую семью,

и даже трудно представить, что смогла захотеть детей снова. Это потому, что в мою жизнь вошла любовь.

Потому, что уже заканчивала медицинский институт, и весь предыдущий опыт отнесла к тому,

как меня убеждали все коллеги, что мне ПРОСТО НЕ ПОВЕЗЛО, но не может же “не везти” все время…

 

 

 

Я забеременела в счастье и любви, но то, что произошло дальше,

не пожелаю пережить ни одной женщине…

 

 

 

Продолжение читайте в 3-ей серии, здесь: https://vk.com/odo_rodi

и в моей авторской рассылке, на которую можно подписаться здесь:  http://navyki-pokoleniy.ru/rody-i-semejnaya-psixologiya

 

 

 

Изабелла Воскресенская

 

rodi@navyki-pokoleniy.ru

 

 

 
Нажмите сюда, чтобы написать отклик автору
Нажмите сюда, чтобы поделиться записью в соц. сетях

Подпишись на рассылку проекта
«Роды и Семейная психология»

Заполни данные ниже и подпишись на рассылку Изабеллы Воскресенской, чтобы получить в подарок 7 авторских книг Изабеллы на тему беременности, родов и материнства, а так же чтобы регулярно получать все самые свежие статьи проекта, специальные предложения об акциях и информацию о проведении наших мероприятий на свою почту!